Новости

Революция безопасности: день рождения «Росохраны»

17 июня 2010 года ООО «Росохрана Телеком» зарегистрирована в Федеральной налоговой службе. Это официальная дата рождения организации, которая сегодня входит в группу компаний «Росохрана». Но в этой группе есть и бизнес-единицы вдвое старше, те, с которых начиналась история лидера в сфере телекоммуникаций на рынке безопасности Санкт-Петербурга и Ленинградской области. У истоков первой такой фирмы, созданной в 2006-м, стояли те же люди. О событиях восьмилетней давности, революции на рынке безопасности, свежих идеях и будущем компании рассказывает гендиректор «Росохраны» Андрей Афанасьев.

rosohrana2

— Если говорить о целях создания новой компании, то это всегда понимание того, что у рынка есть потребность, которая не удовлетворена либо удовлетворена плохо. Понимание того, что ты можешь сделать лучше.

Когда мы создавали компанию, мы видели потребность в развитии современной инфраструктуры безопасности. Лучшими силами реагирования на тревожные сигналы были и остаются подразделения вневедомственной охраны полиции, но, только внедряя новые информационные технологии, мы могли облегчить их работу и снизить время реагирования, усилив преимущества российской полиции. Это был переходный период, когда менялись технологии охраны. Более ста тысяч объектов охранялись с использованием обычных медных пар, все понимали, что пришло время переходить на цифру: оптику, 3G (тогда это была EDGE-технология), сейчас разрабатываем внедрение LTE.

— Была ли опасность, что Управление вневедомственной охраны всё же не сможет в короткие сроки перейти на цифру?

— Был риск потери части клиентов в виду отсутствия технической возможности. Поэтому и был размещён государственный тендер на создание новой инфраструктуры, в т.ч. корпоративной сети. Мы смогли предложить лучшие условия по созданию телекоммуникационной инфраструктуры, которая объединяет и волоконно-оптические линии связи, и медные, и установку соответствующего телекоммуникационного оборудования, и его интеграцию с пультами централизованной охраны.

Важно, что мы неплохо понимали вопросы службы вневедомственной охраны. Мы понимали, каким образом тревожные сигналы обрабатываются, понимали, как происходят процессы реагирования и задержания, понимали специфику работы с госорганизацией, действуя в русле нормативно-правовых актов, которые вносят определённые ограничения в деятельность вневедомственной охраны. У нас было очень чёткое понимание того, в чём разница между типовым клиентом и государственной службой, которая отвечает за безопасность.

— А как удалось удовлетворить клиента?

— После перехода на цифровые технологии стало ясно, что решения в области охраны требуются нетиповые. К примеру, клиенту нужны два независимых канала передачи тревожных сигналов и он готов платить за их обслуживание. Вневедомственная охрана ограничена утверждёнными тарифами, есть ограничение по расходам, ведь она получает деньги из федерального бюджета, в том числе по статье «Услуги связи». Соответственно, нужен оператор, который сможет, с одной стороны, технологически обеспечить запросы клиентов, с другой — самостоятельно делать инвестиции в долгосрочные проекты с длительной окупаемостью.

Именно тогда появилась «Росохрана Телеком», при этом удалось не допустить перехода клиентов вневедомственной охраны в ЧОПы, которые на тот момент уже использовали новые технологии. В кратчайшие сроки мы перевели клиентов с аналоговых технологий на цифровые. Кто-то ещё остался по своему желанию на медной паре, но почти 100 % новых клиентов подключаются по оптоволокну и GSM.

— Какие ещё яркие события происходили в тот период?

— Я бы, наверное, отметил появление в команде Евгения Плотникова. Он пришёл на позицию директора по специальным проектам и дошёл до первого заместителя генерального. У него очень интересный телекоммуникационный опыт, также он смог достаточно быстро разобраться в вопросах службы вневедомственной охраны. Объединение этих двух компетенций позволило компании быстро расти… до 100 % в год!

— Это очень высокий темп.

— Да, и он подтверждён цифрами официальных финансовых отчётов. В этом году мы выросли ещё примерно на 100 % за промежуток с середины 2013-го по середину 2014-го.

— Достичь таких результатов вряд ли удалось бы без преодоления сложностей. Каких?

— Для любой молодой компании основная сложность — создание правильной команды: необходимо найти тех людей, которые подойдут организации сами и которым подойдёт она. Как место, где они смогут раскрыться, реализоваться. Считаю своей главной заслугой на момент создания то, что мне удалось найти тогда правильных людей. Разговор о людях, которые работают в Росохране, это вообще отдельная тема. Те, кто сейчас работают в компании, это не только умные, но и, без преувеличения, талантливые люди. Не буду фамилии называть отдельные, но некоторые показывают просто феноменальные результаты, я ими очень горжусь. Наш самый ценный актив - это сотрудники. Кадры решают всё, я это прекрасно понимал и в 2006-м, и в 2010-м, понимаю и сейчас.

— Это историческая цитата Иосифа Сталина. А какой стиль управления в Вашей компании?

Я придерживаюсь демократического стиля до момента принятия решения, но если решение уже согласовано мною, то мы это решение исполняем безоговорочно. На текущий момент я, скорее, даю экспертную оценку новых проектов и оптимизации существующих. Мы всегда были аскетичными, то есть умели работать при небольшой маржинальности. Наш тариф ограничен здравой логикой, с одной стороны, мы занимаем существенную долю рынка предоставления каналов связи для целей вневедомственной охраны, с другой — отдаём себе отчёт, что совокупный тариф наш и УВО не должен быть выше рынка. Поэтому чистая прибыль здесь не высокая, из финансовых отчётов видно, что она существенно ниже, чем у любого телекоммуникационного оператора. Мы пытаемся из этого ограничения извлечь пользу, то есть оптимизировать процессы, брать тех людей, которые это понимают и осознают. Ведь можно увеличить тариф вдвое, при этом получить огромную структуру и великолепную маржинальность, рекламные бюджеты — как следствие. В то же время невысокие тарифы позволяют нашему партнёру — УВО — не только удерживать лидирующие позиции на рынке, но и наращивать их.

— А было ли проблемой то, что клиенту нужно сначала рассказать о преимуществах УВО перед любым ЧОП?

На любом рынке есть такой эффект, как асимметрия информации. Когда покупатель знает о товаре меньше, чем продавец. УВО не имеет рекламного бюджета, в отличие от ЧОПов, поэтому для клиента не до конца остаются раскрытыми все конкурентные преимущества УВО: право применения боевого автоматического оружия, права по задержанию и так далее. С точки зрения цифровых технологий УВО сейчас наголову сильнее ЧОПов. Это революция, которую совершило руководство УВО. Они внимательно изучили этот вопрос, пообщались с участниками рынка, в том числе с крупными интеграторами, поняли, что необходимы разумные изменения. То есть, оставаясь консервативными в вопросах реагирования, они поняли, что следует быть новаторами и задавать тон рынку с точки зрения технологий, думаю, что отчасти в этом есть заслуга нашей компании. Ведь 90 % дохода и прибыли создаётся на технической охране. На физической охране прибыль основана существенно меньше.

— Революция прошла незамеченной широкой общественностью?

Это заблуждение. Рынок всё сам расставляет на места. УВО сейчас — безусловный лидер, если бы это было незаметно, УВО давно бы потеряло лидерские позиции. Просто так удерживать лидерство на протяжении 60 лет практически невозможно. Последние 24 года — конкурентная ситуация на рынке, неужели за это время нельзя было построить частное предприятие — лидера рынка? Тем не менее до сих пор достойной замены вневедомственной охране полиции нет.

— Сегодня «Росохрана» становится группой компаний. В чём цель преобразований?

Да, мы на той стадии сейчас, когда, с одной стороны, представляем собой достаточно взрослую компанию, с другой — у нас очень молодой коллектив, который готов к переменам. Мы не консервативны, мы открыты и адаптируемся к любым изменениям: в технологиях, нормативно-правовых документах или законах РФ, а возможно, что и сами скоро поменяем отрасль. Нас слышат не только в МВД, но и в других министерствах, которые работают с законодательной базой взаимодействия УВО и коммерческих компаний.

Цель — это сокращение издержек, объединение компетенций разных людей в одном коллективе. Добиваемся сонаправленности в реализации услуг по охране, телекоммуникации и поддержанию ведомственной сети.

— Что это даёт клиентам и партнёрам?

— С нами станет работать ещё удобнее: единая ценовая политика, более сильная взаимосвязь между нашими телекоммуникационными и охранными составляющими.

Мы постоянно мониторим мировой рынок услуг по безопасности, адаптируем новинки для нужд вневедомственной охраны и клиентов. И сейчас мы строим системные решения, когда все элементы имеют чёткое взаимодействие. Используя цифровой канал связи, сигнал в кратчайший срок с резервированием доходит по кратчайшему пути до пульта централизованной охраны, до ближайшей к объекту группы задержания. Тут же пульт при необходимости может по корпоративной сети связаться с кем-то внутри вневедомственной охраны, с владельцем помещения. Все элементы работают надёжно при системном подходе.

— По какому вектору идёт развитие группы компаний?

— Построение надёжных систем безопасности, причём не только имущества, и обеспечение общественного порядка. Ведь у вневедомственной охраны, помимо реагирования на сигналы тревожно-охранных сигнализаций, есть задачи, общие для всех подразделений полиции. Мы готовы технически обеспечить снижение уровня преступности в стране.

Также мы думаем об увеличении нашей доли на рынке безопасности. Мы уже обеспечиваем комплексные решения: от монтажа охранного оборудования до передачи тревожного сигнала и реагирования групп задержания. Мы хорошо умеем строить партнёрские отношения, например с операторами связи, — очень важная наша компетенция, с другими участниками рынка. Она позволяет мне, нашим сотрудникам, клиентам быть уверенными в завтрашнем дне.